сейчас -13 завтра -5, снег $ 331.87 353.31 5.56 поиск

Нужны структурные реформы в целях улучшения экономики страны

19 августа 2015 года Правительство и Национальный банк Казахстана объявили о новой денежно-кредитной политике в странена основе инфляционного таргетирования, отменив валютный коридор

Ради чего затевалась новая экономическая политика? Как скажется на состоянии отечественного предпринимательства переход к свободно плавающему курсу тенге? Какие нужны реформы, чтобы стабилизировать экономическую ситуацию в стране? На эти и другие вопросы ответил Председатель Правления Национальной палаты предпринимателей РК «Атамекен» Аблай Мырзахметов.

Сейчас в обществе в социальных сетях звучат разные мнения экспертов, которые высказывают различные, порой полярные, точки зрения. Необходимо объективно оценивать ситуацию, исходя из экономической закономерности. Одни считают важным переход именно к свободно плавающему тенге, другие же полагают, что следует двигаться в коридоре фиксированного курса, при этом медленно ослабляя тенге. 

На мой взгляд, крайне важно, как мы проведем эти сопутствующие реформы, и от того, насколько успешно мы проделаем эту работу, станет понятно, ради чего и как мы пошли на эти шаги. Думается, в данной ситуации следует больше концентрироваться на тех реформах, которые необходимы, чтобы эта политика привела к тому, ради чего она затевалась - для улучшения экономической ситуации в стране.

Аблай Исабекович, Глава государства и правительство, объявляя в стране новую денежно-кредитную политику, отметили, что именно предпринимательское сообщество в лице НПП «Атамекен» выступило инициатором проведения девальвации в стране.  Скажите, какие именно регионы, отрасли выступали с таким предложением и получат ли они в данном случае какую-либо выгоду,  станет ли  это реальным повышением их конкурентоспособности или временным обезболивающим?

Мы неоднократно подчеркивали, что главная задача НПП - обеспечить обратную связь,  и мы этой позиции  с начала года последовательно придерживались, показывая, как обстоят дела в некоторых отраслях. Мы намеренно не освещали ситуацию, связанную с экспортоориентированным направлением или с теми крупными компаниями в сфере недропользования, там ситуация классическая и она понятна. Но сложилось так, что здесь сошлись два явления. Так, уже более года мы наблюдаем тенденцию снижения цен на нефть, и, самое главное,  наши ожидания в  течение года показывают, что в среднесрочной перспективе  (от 5 до 7 лет)  цены не вернутся к прежней отметке. Раз эспортоориентированные отрасли «проседают», соответственно, идет снижение пополнения бюджета (секвестр). Понятно, что крупные компании сокращают свои капитальные затраты, и это, в свою очередь, мультипликативно бьет по нефтесервисному рынку. Я недавно был в Мангистау, и там налицо стагнация, которая по цепочке идет дальше. В связи с этим я считаю, что новая денежно-кредитная политика - ослабление  валюты, даст свои положительные результаты.

И если первая ситуация видна невооруженным глазом, то вторая ситуация связана с малым и средним бизнесом, где наблюдается общая ситуация сжатия нефтедоходов. Например, в той же Мангистауской области за полугодие объем добычи нефти не упал, даже повысился на 2 процента, но при этом фактически на 40-50 % снизилась выручка, то есть доход от продаж нефти, соответственно, на 30 % сократились заказы  нефтесервисных компаний, на 38 % - объемы кредитования. Секвестр бюджета сказывается на состоянии МСБ, без этих заказов им будет тяжело,  и в этих областях сложились моносектора, связанные с нефтегазовым сектором. В Казахстане больше 100 тысяч занятых в 4-5 областях страны, которые так или иначе связаны с нефтегазовой отраслью, и они начали испытывать серьезные трудности. Кроме того, остро МСБ почувствовал обвал рубля.

Правительство, Нацбанк, принимая решение о новой экономической политике, учитывали наш сигнал о состоянии бизнеса, но, подчеркну, что окончательное решение, безусловно, принимается соответствующими органами.  Наша задача - доводить ситуацию до Правительства. Да, при принятии решения информацию, которую мы представили Правительству и Нацбанку, приняли во внимание. На мой взгляд, без перехода Казахстана на новую экономическую политику, предусматривающую свободно плавающий обменный курс, осенью ряд предприятий остановили бы  свою работу, в частности, это коснулось бы птицеводческой,  масложировой отраслей, и дальше ситуация расползлась бы дальше.

Сейчас по всему миру наблюдается обвал фондовых бирж, валют, в том числе Китая, одного из наших крупнейших торговых партнеров. В России рубль ослаб на сто процентов. Как это может повлиять на экономику Казахстана в дальнейшем? То есть  буде ли  колебаться вокруг 250 долларов или  вместе с понижением цены на нефть, а также юаня и российского рубля придется двигаться дальше?

То, что мировая экономика в целом переживает не лучшие времена, это очевидно. И, конечно, одним из более значимых моментов в мировой экономике является развитие Китая. Примерно подсчитано: для того, чтобы  мировая экономика более или менее находилась в плюсе, Китай должен показывать рост в размере 7-8 %, поскольку в этой стране одна из мощных экономик, которая дает спрос и этот спрос поддерживает. Понятно, что Китай эту отметку снижает, испытывая структурные трудности. Они из экспорториентированной политики пытались перестроиться на внутренний спрос, но, видимо, эта политика исчерпала себя, и теперь они ослабляют свою валюту, возможно, ставка будет на экспорт. В связи с этим Китай более не может быть локомотивом, отсюда и реакция фондовых бирж.

Что касается РФ, то здесь складывается парадоксальная ситуация. С момента, как была объявлена новая экономическая политика, стоимость нефти составила 45 долларов, рубль - уже за 70, а тенге укрепляется. Это, конечно, очень интересная картина. У меня по этому поводу есть два возможных объяснения: либо есть какое - то вмешательство в процесс свободного формирования курса тенге, либо все - таки у нас нет тенговой ликвидности. То есть предложение валюты есть, но нет тенге. Те, кто хотят покупать, не имеют доступа к необходимому объему национальной валюты. Поэтому объемы продаж тоже небольшие, и то, что курс так себя ведет, это, конечно, с точки зрения рынка не совсем для меня понятно.

Понятно, эта ситуация с юанем и рублем будет на нас давить. На встрече с Главой государства с бизнесом об этом тоже было сказано. Мы в ВТО,  ЕАЭС, границы открыты, таможенные пошлины снижены, свободный переток капитала, товаров. И, естественно, все эти события мы будем импортировать в экономику. Приняты меры защиты, в целях сохранения приоритетных отраслей, повышения их конкурентоспособности.

Президент страны запретил поднимать цены на отечественные товары. Не понесут ли в этом случае предприниматели ущерб, нет ли с их стороны какого-либо недовольства?

Там, где импорт, понятно, что рост цен будет. Это очевидно, потому что импортёры стоимость валюты перекладывают на цену товара. Но мы говорим, что нужно проявлять социальную ответственность, потому что у импортёров есть определённый складской запас, который куплен по старому курсу. И когда на следующий день они пытаются на этом быстро заработать, подняв цены, я думаю, что это недопустимо с точки зрения социальной ответственности.

На сегодня 50% потребительской корзины составляет импорт. Нам серьёзно нужно работать над импортозамещением, но не всего подряд, а именно потребительской корзины. Для этого все условия есть. Это должно быть, как KPI у всех соответствующих министерств. Каждый год надо мониторить, в этом ничего сложного нет. Потребительская корзина состоит на 60% из продовольственных товаров. Из них 43 позиции - это хлеб, мука, рис, гречка, мясо и так далее и 40% - это тарифы, просто нужно взять эти 43 позиции и вести импортозамещение.

Скажите, устраивает ли НПП такой курс тенге, который сейчас установился, поскольку говорят, что это не совсем плавающий курс, что Нацбанк поддерживает этот уровень.  И еще. Действительно ли НПП и бизнесу выгодно, чтобы курс доллар был 300 тенге и выше, и собирается ли Палата лоббировать эту меру?

Курс определяют спрос и предложение. Есть экономические закономерности, которых необходимо придерживаться. Для НПП нет какого-то курса, который был бы ей выгоден.  НПП - институт, который выполняет свои функцию - анализирует проблемы предпринимателей, вступает в диалоги с Правительством, чтобы изменить какие-то правила игры. Все-таки курсовая политика - не самое главное в нашей деятельности.  С начала года мы доводили эту ситуацию до Правительства, ничего не приукрашивая, не преуменьшая, говорили, что предприятия на грани остановки, существуют проблемы с дешевым российским импортом и т.д.  НПП не выступает за какой-то курс, пусть рынок его определяет.

Сразу после объявления Правительства местные исполнительные органы в регионах активно начали работу по массовому контролю цен на торговых рынках и в магазинах. Как Вы относитесь к этому? Правильно ли контролировать рыночную экономику? И еще, господин Келимбетов посоветовал гражданам научиться жить по средствам. Насколько это уместно по отношению к социально уязвимым слоям населения? Означает ли это, что им придется потуже затянуть пояса? Какие у вас есть советы населению? Как жить дальше?

По импорту, понятно, рост цен будет. Здесь иллюзий каких-то у нас не должно быть. Как мы пытаемся каждый раз этот вопрос решать? Первое, что приходит на ум, это апробированный механизм административного контроля, когда акимы посещают торговые точки. При каждой корректировке курса мы это наблюдаем. На первый взгляд, это оправданно, чтобы сбить спекулятивный настрой, он тоже есть, все хотят заработать. Но системно, я вижу, что нужно в целом субсидировать социально-адресную помощь. То есть нужно субсидировать те отрасли, которые затронуты в продовольственной корзине. Стабфонд - это тоже один из методов. Они формируются каждый год, из местных бюджетов от 500 до нескольких миллиардов тенге тратится на пополнение Стабфонда. И сейчас ситуация покажет, как они работают. Это тоже одна из мер, как сбить цены.

Нужно переходить к рыночным мерам, больше, я считаю, к точечным субсидиям социально уязвимого населения. Это будет более справедливо и понятно, чем пытаться административным путем сдерживать цены.

В целом в самом выражении «Жить по средствам» ничего плохого нет. Совет населению такой: затянуться надо, это неизбежно. Заниматься популизмом сейчас неправильно. Но если мы в ближайший месяц не примем этот пакет реформ, четко не разъясним населению, какие меры будут приняты в целях улучшения экономической ситуации, в том числе, в целях снижения госдоли, неэффективных госрасходов, уровня коррупции, барьеров, которые мешают развитию бизнеса, то, пожалуй, будет сложно. Если 50% ВВП составит малый и средний бизнес, у нас больше будет экономически активного населения, оно само себя будет содержать. А не так, как у нас сейчас: либо крупные недропользователи, либо самозанятые. Самозанятых надо максимально вовлечь в бизнес,  создать упрощенную систему, налоги нужно снизить, и даже через всеобщее декларирование каждый может заниматься бизнесом, создавать ИП без особой регистрации. К этому надо переходить. И должны быть такие условия: низкие налоги и доступность дешевого тенге.

Надо к населению выйти и сказать: «Это социальный контракт». Когда будет готова эта программа, мы должны четко сказать: на 3 года или на 5 лет мы берем такие обязательства, ежегодно нужно мониторить. Необходимо вовлекать в эти процессы и Парламент, и неправительственный сектор. Мы не можем каждый год наступать на одни и те же грабли. Надо четко,  последовательно выполнить эту программу реформ.  Дать возможность развиваться малому и среднему бизнесу. Все условия для этого в Казахстане есть. И население это почувствует. Тогда можно сказать: затяните пояса, зато вы получите такие условия. То есть это нормальный социальный контракт.

Сейчас Правительство поднимает вопрос о публичных контрактах, я тоже «за». Глава ERGАлександр Машкевич, выступая на встрече с Президентом страны, заявил, что он готов к такому публичному контракту. Если его компаниям, Казахмысу, нефтяникам предоставляются скидки по ж/д-тарифам, электроэнергии, субсидии по снижению НДПИ, то, соответственно, они тоже должны взять перед обществом публичные обязательства, что сохранят  рабочие места, произведут индексацию зарплат,  будут финансировать социальную сферу, оказывать поддержку МСБ. Мы уже подошли к такой черте, другого пути нет. Должна быть ответственность элит перед обществом. 

И последний вопрос. Казахстанские предприниматели, несмотря на то, что наша страна является членом ЕАЭС, попадают под санкции РФ. Обращались ли сами пострадавшие бизнесмены в НПП? 

Должен сказать, что зачастую предприниматели пытаются самостоятельно разрешить подобные проблемы. Как нам сообщили, зафиксировано пять случаев, когда наши предприниматели пострадали и пытались сами урегулировать эти вопросы.  Но это, конечно, достаточно сложная процедура, поскольку суд ЕАЭС находится в г.Минске (Беларусь), и предпринимателям надо ехать туда, оформлять заявку и т.д. Более того, их обращения в суд зачастую отклоняются по причине неправильного оформления процедур.

Стоит отметить, что при заключении Договора о ЕАЭС мы прописывали эту норму, чтобы у НПП «Атамекен»  были полномочия  - представлять интересы казахстанских предпринимателей в Суде ЕАЭС. Есть Указ Президента РК, согласно которому Палата вправе подавать от имени субъектов предпринимательства обращения в суд. В Москве находится представительство НПП «Атамекен», где работают квалифицированные юристы, которые помогут отечественным бизнесменам  грамотно оформлять соответствующие заявки в Суд ЕАЭС. 

Сейчас с соответствующими службами РФ мы рассматриваем два обращения по проведению тендеров, где под надуманным предлогом были нарушены права казахстанских предпринимателей, пострадали их интересы.  НПП  направила в Комиссию ЕЭК письма с просьбой разъяснить данную ситуацию. К сожалению, такие факты имеют место быть, несмотря на то, что у нас сегодня единый рынок и единые правила. 

 

 

524 26 августа 2015

Комментариев нет

Вход на сайт